COLLAGE

Tbilisi past and now

This series of collages was made during Autumn Awakeness art-residence in Tbilisi 2019. I used old family photographs from the flee-market and modern street posters.

Collage intervention into Gilyarovsky Center (Museum of Moscow), 2019  

Collective exhibition of the collage school of Tatiana Almond

Malaya Dmitrovka street

Дмитровка была и остается улицей множества звуков. Сегодня на ней можно услышать гул театралов, арии солистов, шум и звон гостей ресторанчиков и кафе, уличных музыкантов, сирены правительственных машин, цоканье каблучков модниц и смех прогуливающейся молодежи. А каких-то 150 лет назад на Дмитровке шумел цвет московского общества: купеческий и дворянский. Эту улицу даже называли “Клубной”: на ней помещались три клуба: Английский (до того, как он переехал на Теврскую), Дворянский и Купеческий. 

Шумели извозчики, привозя господ на спектакли и на “вторничные обеды”. Знало толк купечество и в обжорстве и в развлечениях! 

И в хохмачестве тоже разбиралась. Пришили куриные ноги к телу рябчика и подали это творение под видом заказанного дупеля - именно так подшутили купцы над псевдо-гурманом Пашей Рыжеусовым, к которому после этого эпизода приклеилась кличка “Нога петушья”. 

Яркой кометой появлялся на Дмитровке известный гуляка, удалец и силач, мажор, устроитель костюмированных обедов, любимец женщин Миша Хлудов. Из Средней Азии он привез тигрицу и самостоятельно приручил ее. Тигрица всегда находилась при нем.

Мишу Хлудова можно рассматривать как одного из основателей перформативного жанра в искусстве: именно он во время собачей выставки в Манеже восседал на табурете внутри большой железной клетки и пил из серебряного стакана коньяк. 

 

Шумит Москва, сверкает приемами и премьерами, по Дмитровке на лихом экипаже мчится время. 

 

Sukharevskaya square

Сухаревская площадь - одно из самых мистических мест Москвы. 

 

До сих пор живы легенды об учёном, маге и колдуне Якове Брюсе, оживленном рынке, на котором каждый мечтал купить “на грош пятаков”. Торжественная колоннада Странноприимного дома раскинулась в память о большой любви графа Николая Петровича Шереметьева. 

Если обратиться к известному произведению Владимира Алексеевича Гиляровского “Москва и Москвичи”, можно узнать, что в районе Сухаревки проживал настоящий индеец, которого угораздило оказаться в центре детективной истории. Распутывал это темное дело знаменитый наблюдатель площади - сыщик Смолин. Убийцу так и не нашли, зато выяснили, у кого в итоге оказалась статуя золотого Будды. 

 

Гиляровский описывает интересный обычай, связанный с отливом колоколов, для которых на Сухаревке покупали лом серебра и бронзы. “Колокол льют!” - эта фраза инициировала поток нелепых фантазий и вранья, потому как чем больше небылиц разойдется, тем звонче будет голос колокола. 

 

Алхимия, как ни крути. 

 

Dreams of traveling

The places you've never been too... The languages you've never heard. Close your eyes and see.

People
Spaces
Яндекс.Метрика